В статье в публицистической форме рассказывается о пути, полном случайностей и упорного труда, который приходится пройти человеку желающему освоить такую профессию как специалист по проведению психофизиологических исследований с использованием полиграфа, а так же основных направлениях наставничества при подготовке будущих полиграфологов.

Библиографическое описание: Лысенко А.Б. Я попал в полиграфологию совершенно случайно: записки полиграфолога (по материалам поста 03 ноября 2015 года в Facebook). – Режим доступа: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=981596115232258&id=100001456377017

 Текст статьи. Я попал в полиграфологию совершенно случайно — у коллеги, который должен был ехать учиться в Институт криминалистики ФСБ РФ, буквально за неделю до поездки произошел инцидент с начальством, после которого «уже никто никуда не ехал». Но была договоренность между Службами, тема в определенном направлении уже была раскручена, и мне предложили, так сказать, «запрыгнуть в уже двигавшийся в сторону Москвы поезд».

Оглянувшись назад, если бы я сейчас выбирал на каком приборе работать и куда ехать учиться - наверняка бы оказался далеко от Института криминалистики. Но, на тот момент и в тех обстоятельствах, по моему мнению, я получил лучшее из возможного. За это хочу отдельно сказать спасибо своему коллеге за проделавшему предварительную работу (насколько знаю, он нашел себя в психодинамических техниках и сейчас вполне успешен в данной области).

Собственно, на то время выбор был между школой Холодного (Институт Криминалистики) и школой Варламова (курсы при МВД Краснодарского края РФ). Как образно, но метко охарактеризовал ситуацию один мой знакомый: "Эти двое взяли добытый разведчиками американский учебник по полиграфологии и разорвали на две части, Варламову достался раздел с POT, Холодному все остальное".

На сайте antipolygraph.org курсы полиграфологов сравнивают с курсами парикмахеров — мол, чему могут научить за 10 недель? Только поверхностным первичным навыкам. И если ошибка парикмахера в принципе исправима в перспективе 1-6 месяцев роста волос, то ошибка полиграфолога чревата более серьезными и долговременными последствиями.

Мои курсы длились не 10 недель (они были построены по модульному принципу — 4 недели первичного модуля; заочный модуль на, минимум, полгода с десятком заданий по анализу полиграмм и составлению вопросников + практика на 20 скринингах; 3 недели завершающего модуля). В целом, мое обучение растянулось более чем на год. Но даже с этим обстоятельством, и хотя я не являюсь поклонником antipolygraph.org, я полностью согласен с их оценкой — курсы подготовки полиграфологов не выпускают готового специалиста. Наверное, здесь правильно провести сравнение с медициной — после мединститута выпускник не идет сразу работать врачом. Он попадает в интернатуру, где в течение года-двух лет еще дозревает до более менее самостоятельно работающего специалиста (хотя для больных становится доктором уже с 3 курса, когда появляется в их палате в халате и шапочке).

Среди других школ полиграфологии Институт криминалистики имел несколько преимуществ. Первое — это были курсы не в лице одного инструктора. Какой бы ни был талантливый преподаватель, но если он в единственном лице — это коучинг, тренинг, но никак не обучение профессии. Холодный, Сошников, Толченкина, Гулин — это только те, кто курировал мое обучение. Была еще когорта преподавателей и лаборантов, которые специализировались на каком-то нюансе и могли рассказать, показать, уточнить. Большинство было в профессии уже более 5 лет (были и такие, кто пришел еще в 80-х гг.). Все были практиками, то есть мотались по командировкам по всей России и тестировали в оперативных и судебных целях.

Вторым преимуществом было то, что мои преподаватели все таки имели связь с первоисточниками, и не столь давнюю — за несколько лет до открытия курсов в Институте криминалистики они прошли традиционные 10-недельные курсы у инструкторов Министерства обороны США. То есть, хотя нам и преподавали «отфильтрованную» полиграфологию — с нулевыми вопросами, множеством типов контрольных, методиками Носкова и скрининг-теста собственного производства — в основе все же были правильные зерна. Мы учились на пленках, записанных на чернилопишущих Axciton и Stoelting (сами провели на них несколько тестов «по всем правилам»). Это позволило в последующем достаточно легко воспринять материалы Института полиграфа МО США и Юты, и перейти на валидные методики.

Среди «боков» обучения я бы назвал то, что оно было направлено на создание «судебных экспертов». Это была «идея фикс» Юрия Ивановича Холодного — полиграф, как инструмент для получения доказательств для судебных инстанций. Под это было «подточено» все, от трактования теории Лурии до функций программы разработанного Институтом полиграфа «Фемида». И хотя все понимали, что я оперативник, а рядом со мной учились кадровики, которые вряд ли будут работать по уголовным делам — мы упорно учили и сдавали на экзамене положение о судебной экспертизе, уголовный кодекс РФ и т. п. (лично я бы отдал предпочтение акцентам в обучении на методах допроса и получения пояснений; тактикам тестирования для различных профессий и обстоятельств).
И еще одним «боком» было то, что мое обучение было на основе договоренностей между спецслужбами. Вчера руководители вместе сидели в бане и между Службами были мир и дружба, а сегодня политические ветры повернулись в другую сторону и тебя уже нет в официальных списках выпускников Школы. По моему мнению это не правильно и не этично. Политика и полиграфология должны быть в стороне друг от друга (поэтому, вряд ли когда-нибудь соглашусь выступать гарантом честности какого-то политика).

Курсы полиграфологов я окончил с конспектом в более чем двести страниц, уверенным знанием нескольких форматов и методики тестирования, а также с определенным доверием к получаемым результатам. Но, тут опять же соглашусь с antipolygraph.org – как же этого мало!!! У каждого хирурга есть свое кладбище. У каждого полиграфолога — свой шлейф ошибок и "пробоев". Мои ошибки, насколько я знаю, не были фатальными ни для тестируемых, ни для заказчиков, но были очень ощутимыми для самооценки своих профессиональных качеств. Сейчас сомнение в результате присутствует всегда, ведь ясно, что тестируемый пришел и с правдой, и с блефом, и с секретами. Очень помогает систематизация знаний и доверие методикам. Когда знаешь, что ты сделал все по правилам; когда понимаешь, что работаешь валидной методикой, проверенной десятками тысяч тестов твоих коллег, когда имеешь в запасе эффективные техники допроса для использования после полиграфа — работать намного легче.

Вернусь к тому, с чего начал — я попал в полиграфологию совершенно случайно. Я никогда не мечтал быть полиграфологом. Но я горжусь своей Профессией и получаю удовольствие от работы. Считаю ее нужной и социально полезной. Я очень благодарен тем, кто мне дал азы в профессии, хотя они и не указывают меня в списке своих учеников. И еще, хочу попросить всех, что учит работе с полиграфом быть честными и этичными со своими учениками:

1) Не продавайте «бизнес под ключ» - месячный опыт слушаний рассказов о чудо-аппарате и супер-методиках, пару одеваний датчиков на коллег и «тест» на них же, плюс проданный вами аппарат с креслом — это не бизнес. Это мошенничество, плодящее либо разочарованных и озлобленных противников полиграфа, либо фанатиков, дискредитирующих метод и в свою очередь создающих армию разочарованных и озлобленных противников полиграфа (я не говорю что после месячных курсов не может выйти толковый полиграфолог, но на мой взгляд это скорее исключение, нежели правило).

2) Не продавайте «своих интерпретаций» - потом очень сложно осознавать неполноценность своего инструментария и оглядываться на свой шлейф «пробоев». Еще менее этично и более вредно, на мой взгляд, продавать «курсы после курсов», когда передается своя интерпретация услышанного у какого-то гуру (уже имели место курсы после семинаров Слапски и Гордона, в которых, как в том анекдоте по Сему, которому не нравится как поет Карузо после того, как ему "напел Карузо" Мойша).

3) Не привязывайте курсы к конкретному полиграфу — это все равно что учить вождению исключительно на жигулях или на камазе. Если уж у Вас ШКОЛА, то дайте человеку опыт потестировать на аппаратуре 2-3 производителей и сделать свой осознанный выбор.

4) Давайте посткурсовую поддержку. Считаю что минимум 3 года, а то и пожизненно нужно давать ученикам и возможность получать и совет, и полную проверку материалов теста с последующим совместным разбором, и курсы повышения квалификации (как говорится, вы в ответе за тех кого научили).

 20 октября 2018

Mostly cloudy

10°C

Николаев

Mostly cloudy

Новини