Оголошення

Редакція надає сприяння у пошуку експертів або фахівців для проведення психологічної, товарознавчої експертизи, досліджень на поліграфі.

Тел.: 0934767260

Перегляди: 4181

В новостной заметке приведена статья Марины Закаблук под названием "Ректор НШС Николай Онищук: Разве что волшебник сможет за полгода подготовить профессионального судью" опубликованная в номере 48 (1138) 30.11—06.12.2013 Интернет издания "Закон и Бизнес" - http://zib.com.ua. Новоназначенный ректор Национальной школы судей Николай Онищук рассказал читателям газеты «Закон и Бизнес» о своих планах на будущее.

Для справки: 18 ноября 2013 года Высшая квалификационная комиссия судей назначила ректором Национальной школы судей (далее - НШС) Николая ОНИЩУКА. «Закон и Бизнес» — первое издание, которому удалось пообщаться с новым руководителем учреждения, который рассказал, что будет предлагать, чтобы претенденты на мантии проходили не полугодовую, а полуторагодовую специальную подготовку в НШС, а также добиваться, чтобы сертификаты о повышении квалификации получали только те судьи, которые успешно прошли переподготовку. А те, кто прогулял учебу, должны остаться без части зарплаты.

Текст статьи. 

«Проходя специальную подготовку в НШС, кандидаты должны побывать и в пенитенциарных учреждениях»

— Николай Васильевич, поздравляем вас с назначением на должность ректора. Желаем сил, терпения, творческого вдохновения в этом нелегком деле. Ведь от усилий, которые вы прилагаете, зависят подготовка, квалификация, профессионализм как будущих, так и действующих судей.

— Благодарю за ваши поздравления. Мы как раз об этом поговорим.

— Как вы оцениваете новые правила отбора кандидатов на должности судей, введенные законом «О судоустройстве и статусе судей»?

— Положительно. Введение анонимного тестирования для определения уровня квалификации и подготовки кандидата на должность судьи было важной составляющей изменения системы доступа к судейской профессии. В правилах отбора, существовавших до 2010 г., вопрос доступа к профессии был самым слабым звеном. Так, в системе замещения вакантных должностей не было объективных критериев, отсутствовал принцип конкурсности. По старым законодательным правилам, фактически председатели судов сами отбирали кадры. И по большей части именно от них зависело, кто станет судьей. Такая система доступа к профессии не была защищена от постороннего влияния. Политики и другие влиятельные лица могли добиться, чтобы их протекция была едва ли не самым важным фактором в доступе к профессии. С принятием закона «О судоустройстве и статусе судей» и введением процедуры отбора кандидатов на должности судей на конкурсной основе, анонимного тестирования уровня профессиональных знаний, обеспечением прозрачности, пуб­личности этого процесса в вопросе доступа к судейской профессии произошли кардинальные сдвиги. По сравнению с правилами, действовавшими раньше, процесс доступа к профессии стал менее коррупциогенным и больше похожим на тот, который существует в развитых правовых системах.

В то же время нельзя утверждать, что в этом вопросе мы достигли идеального состояния. Более того, нельзя уверять, что мы достигли европейских стандартов на том уровне, которого требует сегодня общество. Ведь уровень доверия к судам все еще остается низким.

— Какова же причина того, что граждане не доверяют Фемиде?

— Одна из них — «качество» тех, кто готовится стать судьей. Факторов влияния на качество правосудия много: возрастной ценз, стаж работы в области права, система назначения, увольнения судьи, его продвижения по службе и другие. Важная составляющая улучшения положения дел в осуществлении правосудия в стране — это повышение качества подготовки судейских кадров. Иначе говоря, это сфера ответственности ВККС и НШС.

— Когда ВККС назначила вас, вы пообещали повысить качество подготовки судейского корпуса и обеспечить доступ к профессии. Какие меры планируете для этого принимать?

— Уже первое знакомство с работой НШС позволяет мне сделать определенные выводы относительно направлений усовершенствования, мер, которые стоит принимать в ближайшее время. На этом и хочу сосредоточиться. По моему убеждению, в вопросе улучшения стандартов подготовки судей не обойтись без увеличения срока специальной подготовки кандидатов на должности судей. Очевидно, что необходимо увеличить продолжительность обучения с 6 месяцев, предусмотренных законом «О судоустройстве и статусе судей», до 1,5 года.

Хочу отметить: сроки подготовки кандидатов на должности судей в разных странах континентальной Европы варьируются. Самый длительный срок обучения составляет 6 лет (Нидерланды). Самый короткий срок подготовки — 14 месяцев (Грузия). Учитывая имеющийся уровень общей подготовки выпускников юридических вузов 6 месяцев обучения — недостаточный срок для специальной подготовки. Разве что волшебник сможет за полгода подготовить профессионального судью для качественного осуществления правосудия. Ведь речь идет не только о надлежащем уровне теоретических знаний, но и о выполнении практических заданий, проведении модельных заседаний, стажировке не только в судебной системе, но и в прокуратуре, адвокатских объединениях, пенитенциарной системе и т.п. Реально за такой короткий срок всему этому научиться невозможно. Поэтому первое, что я хочу сделать, — обратиться к народным депутатам, чтобы они поддержали предложение увеличить срок обучения претендентов на судейские должности. Убежден, что эту идею поддержат и ВККС, и Правительство. Конечно, в случае ее реализации без определенного увеличения расходов государственного бюджета не обойтись. Одна ко, думаю, это тот случай, когда экономить не стоит, ведь плохо подготовленный судья обойдется стране намного дороже.

Более того, требуют коррекции и методики подготовки кандидатов на должности судей. Я уже говорил о роли в процессе подготовки прокуроров и адвокатов. По моему мнению, специальная подготовка должна предусматривать участие в ней представителей и этих профессий. Ведь будущие судьи должны видеть судебный процесс комплексно.

— Какие еще новеллы стоит внед­рить?

— Я убежден, что проходя специальную подготовку в НШС, кандидаты должны побывать также и в пенитенциарных учреждениях. И не просто побывать в офисах этих учреждений, а перенять практику некоторых стран, где претенденты на судейскую должность — слушатели школы судей одни сутки проводят в следственном изоляторе или комнате для осужденных. Это для того, чтобы они понимали, в каких условиях будет находиться человек, которому изберут меру пресечения в виде содержания под стражей, а тем более, если речь идет о лишении свободы. 

То есть знакомство кандидата на должность судьи с азами, тонкостями профессии, получение практических навыков (я уже не говорю о теоретической подготовке) должны быть более обстоятельными. А это требует пересмотра имеющейся системы подготовки, рассчитанной на полгода. Это одна из первых задач.

«Представляется необходимым, чтобы квалификационный экзамен был составляющей процесса подготовки кандидата на должность судьи»

— Возможно, нужны и законодательные изменения?

— Скорее всего, без этого не обойтись. Как известно, в связи с принятием нового УПК возникла потребность одномоментно подготовить больше 600 судей, что было по силам лишь нескольким высшим учебным заведениям юридического профиля вместе взятым. В частности, такая подготовка проводилась в первом полугодии 2013 г. в Киевском национальном университете им. Т.Шевченко, Нацио­нальном университете «Юридическая академия им. Ярослава Мудрого», Национальном университете «Одесская юридическая академия», Львовском национальном университете им. И.Франко. 

Однако в настоящее время подготовка судейских кадров приобретает более планомерный характер. Так, прогнозируемое количество вакантных должностей судей местных судов общей юрисдикции в 2014 г. составляет 120 лиц. Это позволяет перейти к полноценной подготовке кандидатов на должности судей непосредственно школой. Поэтому в законе «О судоустройстве и статусе судей» необходимо уточнить положение о привлечении высших учебных заведений к специальной подготовке судей, а положение, согласно которому НШС осуществляет «организацию специальной подготовки кандидатов на должность судьи» заменить на «подготовку кандидатов на должность судьи».

Есть ряд и других дискуссионных тем. Одна из них — заочная форма специальной подготовки кандидатов на должности судей. Сложно себе представить, как заочно можно пройти мастер-класс, выступить в модельном судебном заседании, побывать в учреждениях исполнения наказаний, пройти стажировку в суде, прокуратуре, адвокатской компании.

Приоритет в деятельности НШС в настоящее время отдается не специальной подготовке кандидатов, а переподготовке тех, кто уже стал судьей. Хотел бы отметить, что основная задача школы — именно подготовка будущих судей. Хотя периодическое обучение важно, и свою квалификацию повышают уже сотни действующих судей. Если судью интересуют вопросы продвижения по службе, достижения успеха, то добиться этого, не занимаясь профессиональным совершенствованием, невозможно. Процесс самообразования, то есть самосовершенствования, должен быть естественным для судьи, который стремится быть успешным.

— И естественным, и, наверное, непрерывным.

— Да, именно постоянным. Поэтому государство и НШС и обеспечивают повышение квалификации судей, как определено в законе «О судоустройстве и статусе судей». И в дальнейшем будут обеспечивать возможность периодического обучения действующих судей, чтобы они повысили свою квалификацию. Речь идет не только о стремлении судей. Это их обязанность. Так, судья, назначенный на должность впервые, проходит ежегодную двухнедельную подготовку в НШС. Судья, занимающий должность бессрочно, проходит двухнедельную подготовку в НШС не меньше чем раз в 3 года. Такая подготовка полезна, значима, однако основная задача — подготовить человека, который хочет стать судьей, преодолел квалификационный барьер, то есть успешно сдал экзамен, ведь это является условием доступа к судейской подготовке и приобретению статуса слушателя НШС.

Думаю, это существенное изменение приоритетов в деятельности школы. В настоящий момент не настолько важно анализировать, почему так произошло. Главное, что сегодня есть осознание того, что коррекция необходима. Возвращаясь к вопросу подготовки кандидатов, хотел бы напомнить о необходимости качественных изменений в критериях оценивания знаний. Скажу откровенно: нынешняя практика оценивания, осуществляемого в соответствии с имеющимися в законе положениями о личных и моральных качествах кандидата, стала причиной ряда исков к ВККС. Все это — из-за отсутствия объективных критериев такого оценивания, которые к тому же применяются не до, а именно после завершения специальной подготовки в НШС. Поэтому намерен, используя возможности школы и наше сотрудничество с международными организациями, детальнее и глубже изучить опыт стран, давно имеющих дело с подготовкой кандидатов на судейские должности, во избежание субъективных оценок при определении готовности кандидата быть судьей. Добавлю, что отдельные страны, например Нидерланды, Австрия, используют такой метод определения пригодности и готовности кандидата к судейской деятельности, как проведение психологических экспертиз. Поэтому речь идет об изучении возможности ввести такую экспертизу.

Иначе говоря, должны быть объективные критерии оценки кандидата, его квалификации и готовности работать судьей. Мы можем помочь ВККС в проведении соответствующих научных и сравнительных исследований. Кроме того, представляется необходимым, чтобы квалификационный экзамен был составляющей процесса подготовки кандидата на должность судьи, как происходит едва ли не во всех заведениях континентальной Европы, осуществляющих специальную подготовку. То есть экзамен должен завершать полуторагодовую (какую бы мы хотели иметь по закону) дея­тельность по подготовке кандидата на должность судьи и быть итогом этой подготовки. А все остальные вопросы, связанные с судьбой претендента: определение рейтинга, внесение в резерв, рекомендация относительно назначения — должна решать ВККС как орган управления в этой сфере. 

Таким образом, все, о чем я сказал выше, имеет целью через законодательные изменения, организационную, научную, методическую деятельность, взаимодействие со всеми заинтересованными учреждениями, которые причастны к деятельности школы, создать такую систему подготовки кандидатов на должности судей, которая отвечала бы европейским стандартам.

«Никто не проходит такую сложную процедуру отбора только для того, чтобы получить стипендию»

— Какие еще проблемы, с которыми сталкивается НШС, требуют решения?

— Речь идет также об улучшении материально-технического обеспечения школы, о выделении нам пригодных для лекционных и практических занятий помещений, модельных судебных залов. Хотя наличие собственных помещений — это для нас никоим образом не самоцель. Мы ощущаем готовность представителей судейского корпуса, руководства апелляционных, высших специализированных судов, Верховного Суда предоставлять помещения для использования при подготовке кандидатов или переподготовке судей. То есть можем использовать часть помещений, не тратя государственные средства. 

Впереди немало работы, но это тот случай, когда цель оправдывает усилия. Ведь, если нам удастся добиться создания эффективной системы подготовки судейских кадров (в совокупности с изменениями правил доступа к профессии), это будет означать, что в судебную систему вольется плеяда людей, которые прошли качественную подготовку к судейской работе. Убежден, это непосредственно скажется на качестве осуществления ими правосудия.

— По вашему мнению, уместно ли проводить специальную подготовку к сдаче квалификационного экзамена? Если кандидат, пройдя обучение, плохо сдаст квалифэкзамен, его не зачислят в резерв на замещение вакантных должностей. Получается, средства были потрачены зря. Возможно, стоит учить уже тех, кто по результатам экзамена попадет в резерв?

— Это один из важных вопросов в отношениях НШС и ВККС. Как уже говорилось, во многих европейских странах подготовка кандидата на должность судьи завершается в судейских школах сдачей итогового квалификационного экзамена. Поэтому мы считаем, что именно ВККС должна утверждать положение о порядке прохождения спецподготовки и сдачи экзамена, как и состав комиссии по приему квалификационного экзамена, действуя при этом как орган судейского самоуправления.

Рассуждаем так: предварительный отбор слушателей уже состоялся, ведь они пришли сюда не с улицы, поскольку условием приобретения ими статуса слушателей НШС было успешное прохождение тестирования. Проводился тщательный анализ досье кандидатов, ведь ВККС имеет для этого все необходимые полномочия. Нужно исходить из того, что слушатели, желающие стать судьями, должны стремиться достичь такого уровня теоретических и практических знаний, который был бы достаточным для их деятельности. Это во-первых. А во-вторых, давал возможность выбрать лучшее, если хотите, более престижное место в судебной системе благодаря полученному высокому рейтингу. Единственный случай, когда процесс приобретения таких знаний может завершиться неуспешно, — если кандидат, завершив учебу в школе и сдав в этом заведении экзамен, не набрал необходимое количество баллов. В связи с этим стоит отметить, что в соответствии с законом лица, не прошедшие успешно подготовку, должны вернуть государству средства за свою учебу. Откровенно говоря, положение о возвращении денег — это чрезмерное требование. Ведь никто не проходит такую сложную процедуру отбора только для того, чтобы получить стипендию. Поэтому, полагаю, упомянутое положение закона должно быть изменено, ведь имеют место и объективные причины отчисления кандидата: изменились семейные обстоятельства, он не может продолжать учиться по состоя­нию здоровья и т.п.

— Как считаете, нужно ли повышать квалификацию кандидатов, которые находятся в резерве? Ведь в очереди за должностью они могут стоять и год, и два. За это время может произойти много изменений, например законодательных.

— Этот вопрос непосредственно касается компетенции ВККС. По моему мнению, именно комиссия должна продуцировать предложения относительно процесса организации замещения должностей, статуса и перспектив тех, кто находится в резерве, обеспечивать воплощение этих идей в жизнь. Возможно, есть необходимость проводить дополнительную переподготовку кандидатов, если срок их пребывания в резерве превышает 2 года.

«С судей, не получивших сертификаты, должна быть удержана заработная плата за период их пребывания на курсах переподготовки»

— Некоторые кандидаты — работники аппарата суда, проходившие подготовку, жаловались: отдельные дисциплины им уже преподавали во время проведения НШС обучения работников аппарата суда.

— Этот вопрос связан с особенностями прохождения специальной подготовки определенными категориями слушателей школы.

— Однако для адвокатов, нотариусов, прокуроров эти темы были интересны. Не стоит ли подкорректировать учебные программы, чтобы и работникам аппарата суда, и тем же адвокатам было одинаково интересно проходить специальную подготовку?

— Возможно, стоит подумать над созданием программ подготовки, которые учитывали бы потребности разных категорий слушателей. Но учебные программы должны учитывать эту потребность в известной мере. Ведь НШС не может для каждой категории слушателей разрабатывать отдельную систему подготовки. Понятно, что, те, кто работает в судах, уже имеют необходимые навыки, преимущества, а значит, имеют и преимущества при сдаче квалификационного экзамена.

— Разделяете ли вы мнение, выраженное некоторыми судьями, что во время специальной подготовки кандидатов нужно учить не только процессуальному, но и материальному праву? Ведь часто некоторые забывают то, чему их учили в вузах.

— Программа обучения в школе преду­сматривает овладение как практическими, так и теоретическими знаниями. Вне всякого сомнения, речь идет не только о процессуальном, но и о материальном праве. Особенно это касается областей права, которые динамично развиваются или были обновлены. Например, ожидается принятие Кодекса об уголовных проступках. Ни для кого не секрет, что нынешние кандидаты на должности судей не изучали в юридических вузах новый Уголовный процессуальный кодекс. Поэтому, считаю, повышение уровня теоретических знаний должно касаться как материального, так и процессуального права.

— То есть особое внимание нужно обращать именно на законодательные новеллы?

— Да, конечно. Это уже особенность составления программ теоретического курса.

— Недавно на заседании Совета судей общих судов его председатель Инна Отрош пожаловалась, что НШС выдает свидетельства всем, кто при­ехал в то или иное отделение школы для повышения квалификации. Некоторые судьи формально относятся к переподготовке и вместо того, чтобы сидеть на лекциях, устраивают себе экскурсии по городу. Как бороться с этим явлением?

— Скажу откровенно: сертификат должен выдаваться не всем, а только тем, кто успешно прошел переподготовку. Кстати, Болонская система оценивания основывается на модулях: слушатель должен набрать необходимое количество баллов по каждому предмету, направлению обучения, теоретической или практической подготовке. Думаю, что судьи, которые проходят переподготовку, должны не просто прослушать курс. Для них стоит ввести экзамен, чтобы выяснить, насколько хорошо они усвоили курс. И тогда проблема отпадет. Те, кто набрал необходимое количество баллов, получат сертификат, подтверждающий, что они прошли переподготовку. С судей, не получивших сертификаты, должна быть удержана заработная плата за период их пребывания на курсах переподготовки. Не привез сертификат — значит, потраченное время будет считаться отпуском по собственному желанию. 

— То есть должны быть определенные санкции.

— Не санкции, а скорее дисциплинарные средства мотивации надлежащим образом пройти переподготовку.

«Теоретические знания высокообразованных научных работников не могут заменить практический опыт судей в осуществлении правосудия»

— Я так понимаю, вы уже частично ознакомились с положением дел в школе. Есть ли проблемы с преподавательским составом? Хотят ли судьи учить слушателей НШС?

— Это лишь первое впечатление, но могу сказать: сегодня в НШС преподают более 200 судей. Такое количество о многом говорит. Это, бесспорно, позитив. Многие считают, что быть преподавателем, а тем более в школе судей, — это признак их образованности и эрудиции. Поэтому нам приятно констатировать, что обучение слушателей НШС — важная составляющая деятельности судей. Мы будем всячески их поощрять, сохранять эту тенденцию. Теоретические знания высокообразованных научных работников не могут заменить практический опыт судей в осуществлении правосудия. Поэтому для повышения мотивации будем пытаться повысить и плату за лекции судей.

— При разработке учебных программ кто должен определять, по каким направлениям следует повышать квалификацию судей? Можно это сделать путем опроса судей, которые могли бы рассказать, при рассмотрении каких дел у них возникают проблемы? Должна ли НШС самостоятельно анализировать, какие вопросы сегодня больше всего интересуют судей? 

— Многое зависит от преподавателей, которые должны быть посредниками между слушателями и администрацией школы. Именно преподаватель должен сориентировать, что нужно изменить в процессе обучения. Методики разрабатываются при активном участии международных организаций. Мы пытаемся учитывать опыт стран, где уже давно работают такие школы, где есть понимание, какие методики преподавания использовать. Их усовершенствование — это постоянный процесс, который должен учитывать и изменения в законодательстве, и опыт усвоения материала, и опыт других стран.

— И напоследок такой вопрос: многие органы судебной власти создают в социальных сетях собственные страницы, чтобы стать ближе к людям, быть более открытыми. У НШС такой страницы нет.

— Гарантирую, что в ближайшие дни в Facebook появится моя страница как ректора школы. Я буду туда время от времени заходить (улыбается).

 

По материалам http://zib.com.ua

 6 апреля 2020

Новини